Стихотворения [9/41]

Открытка с текстом Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

Большая элегия Джону Донну... Иосиф Бродский

Всё белое - Белые крысы в моей голове, Белые крысы на белой полосе Белые чулки на белой простыне Белая сметана на белой стене Белый-белый лист папиросной бумаги Белые надежды после уличной драки Просто эти деньги - папиросный дым Да просто эти деньги - папиросный дым 3 раза кажи мне бейби, бейби, что я просто любил любим? Платить за эти деньги папиросный дым - 4 раза Скажи мне белая бейби, моя белая скво, Что эти белые деньги - это просто Белый-белый снег лежит на карнизе Белый-белый снег, на нем - белые крысы Белые лимоны - Новый Год на носу Белые снежки я тебе принесу Белое вино на белом снегу Белый-белый блюз у всех на виду Да просто эти деньги - папиросный дым 4 раза Скажи мне бейби, бейби, что я просто любил Платить за эти деньги папиросный дым - 4 раза Скажи мне белая бейби, моя белая скво, Что эти белые деньги - это просто

«Одно сливочное, пожалуйста», — еле слышно шепчу я и начинаю Продавщица меня торопит: «Ну, что ты там возишься Посмотри.

Иосиф Бродский Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бель? В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, вс?. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо Ограды, украшенья, цепи, тумбы.

Собрание сочинений

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

Но об этом шепчет тот самый страх, не желающий лишиться власти Да что там говорить, наша психика так сложна и запутанна, что.

В кровь разбилися все чувства Ванна полная воды, И мне нет в тебе нужды, Но я снова набираю номер, В моих мыслях ты уж помер! В ванне кровь повсюду В мыслях нету веры в чудо И секунд через 15 оборвался слабый пульс, В этот мир холодный больше не вернусь, Но из ада я пришлю на землю зло В трубке голос твой"Алло? Но кругом только боль, униженья и смрад Открывая глаза, мы уходим назад.

Наша жизнь, боль и страх, это наш приговор Только стоит ли жить, чтоб смотреть в монитор? Нам, как ангелам падшим - нет, не будет прощенья Остается всю ночь, отгоняя несчастья Добиваться со внутренним монстром согласья Чтоб с утра скрыть под масками милых улыбок Тень вопросов, измен, непрощенных ошибок Мир надежд догорел, пали прахом мечты Куда катится мир? Наш алтарь опустел, мы — забытые боги, Мы стоим в темноте и не видно дороги. Да, мы сбились с пути, потеряв идеалы, И самим страшно видеть как низко мы пали.

Мы построили стены своих крепостей, И теперь оказались одни, в темноте. Вот они, достиженья, Этот мир на глазах весь погряз в разрушеньях. Все кругом растворилось Мы где-то парим, да, мы освободились.

Иосиф Бродский - Остановка в пустыне

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне.

Соседней крыши белый скат.

Там был такой момент в книге, где за главными героями в темноте в джунглях .. Боязнь сцены My Little Pony, Fluttershy, Микрофон, Сцена, Страх Как будто бы бес на моём плече мне шепчет -"одно лёгкое касание рукой её.

Бродский Иосиф - стихи В базе стихотворение авторов. Большая элегия Джону Донну Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

Большая элегия Джону Донну

Большая элегия Джону Донну Джон Донн уснул, уснуло все вокруг Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери.

Когда страшно, в голове будто кто-то шепчет: «Вот плюнешь ты сейчас на все, и дальше Даже вещи свои из офиса не забрал, оставил там пиджак.

Большая элегия Джону Донну Бродский И. Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бельё, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне.

Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, всё. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо

Плейкаст «боль»

Большая элегия Джону Донну Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери.

Ты слышишь -- там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. И плачет он.

Большая элегия Джону Донну Книга: Стихотворения и поэмы Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, все. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо Ограды, украшенья, цепи, тумбы. Уснули двери, кольца, ручки, крюк, замки, засовы, их ключи, запоры.

Первушина Е. А. Джон Донн и Иосиф Бродский: творческие переклички

Джон Донн и Иосиф Бродский: Самый первый ответ на этот вопрос известен -- это влияние поэтики английской метафизической школы. Это не единственное свидетельство увлечения Бродского Донном. Известно признание самого поэта в том, что Донн расширил его представления о поэзии, а переводы Донна стали для Бродского школой литературного мастерства, позволили ему найти новые поэтические ритмы и интонации.

В ответе на вопрос, кем он чувствует себя по отношению к Донну, соперником, союзником, или учеником мэтра, поэт ответил: Когда к Бродскому придет мировая известность, исследователи назовут отличительными особенностями его поэзии то, чем в свое время прославились именно поэты-метафизики и особенно Донн.

Читай онлайн книгу «Живи без страха», Светланы Пеуновой на сайте или Сомненья шепчет тонкий голос, . Посмотрим глубоко-глубоко в сердце, найдем там свой страх – маленькую змейку, которая спряталась под камушком.

Спит ямбов строгий свод. Хореи спят, как стражи, слева, справа. И спит виденье в них летейских вод. И крепко спит за ним другое -- слава. Добро со злом обнялось. Белесый снегопад в пространстве ищет черных пятен малость. Спят крепко толпы книг. Спят реки слов, покрыты льдом забвенья. Спят речи все, со всею правдой в них. Их цепи спят; чуть-чуть звенят их звенья.

И только снег шуршит во тьме дорог.

КОМНАТА СТРАХА! ПОБЕГ ОТ ЗОМБИ!

Categories: Без рубрики

Жизнь без страха не просто возможна, а совершенно реальна! Узнай как избавиться от страхов, кликни здесь!